понедельник, 2 февраля 2015 г.

R.I.P. Colleen McCullough

В России она в основном осталась автором "Поющих в терновнике". Для меня это прежде всего автор монументальной серии "Masters of Rome". Кажется что на в англоязычном мире эти книги оценены выше, во всяком случае среди любителей исторического романа авторитет этой серии высок.

   Конечно и там много своих несообразностей: герои в диалогах иногда пространно излагают друг другу факты очевидно известные им, но полезные читателю; схемы, которые придумывает Маккалоу для того, чтобы обвинения тираноубийцев в желании воцариться в Риме не пристали к Цезарю, кажутся слишком хитроумными (так, по версии автора ритуальные сапоги царей Альба-Лонга Цезарь несколько месяцев перед смертью носил потому что у него  варикоз на ногах проявился, а никаких других сапогов найти не удавалось); периодически какие линии кажутся слишком авантюрно-голливудскими (скажем когда Серторий и Сулла притворяются галлами и два года живут среди германцев, собирая разведданные перед нашествием тевтонов). И завершающий том - "Антоний и Клеопатра" слабее предыдущих, на мой взгляд. Опять же главным и второстепенным героям в последних книгах все чаще приходится вспоминать в длинных внутренних монологах содержание предыдущих томов.

  Но все равно это лучшая историческая сага прочитанная мною. 80 поворотных лет, один из самых интересных периодов в истории вообще, чуть ли ни первый оставивший нам живые свидетельства главных героев. Маккалоу феноменально эрудирована, дотошна в деталях, историческая картина в целом оставляет ощущение достоверности. А история реальных людей и событий, и каких людей и событий (даже в той степени приближения к достоверности, на которую мы можем надеяться) кажется интересней прочих - полностью выдуманных - историй. Есть тут и магия большого полотна, то чего не удалось бы добиться просто например в биографии Цезаря. В первых томах Марий спасает республику перестраивая армию на полупрофессиональный лад, и это неизбежность. А дальше уже эта армия во многом хоронит республику, и в заключительном томе принцепс Август переводит ее на еще более профессиональный уровень, уже как армию императора. Или все это зигзагообразное сползание к италийской войне, сама война, кровавая,  беспощадная и бессмысленная. Обе стороны истощены, италики разбиты, и -  получают римское гражданство. Что, почему, за что воевали? А через десяток лет и цизальпийские галлы римское гражданство получают, мирно, почти в порядке вещей. Вечная, почти все эти десятилетия, война в Испании и Галлия завоеванная Цезарем всего за несколько лет. Разные виды законов и реформ (от судебной реформы до раздачи хлеба) и их нежелательные и непредвиденные последствия в следующем томе или позже.

Маккалоу задает высокую планку в своем и не только в своем жанре.

Еще момент. Был один сюжетный ход, который мне показался слишком по- голливудски романтическим: Серторий бежит из Рима в Испанию и собирает там небольшую армию из местных племен. Там к нему прибивается ослепительно белый олененок, ходит за ним как домашний. Испанцы считают это признаком доброго расположения к Серторию местных богов. Олененок теряется - счастье отворачивается, в общем романтическая интрига.

А вот абсолютно второстепенный сюжет из the Frontierman by Allan W. Eckert (А это в общем полудокументальный роман) Французский офицер живет среди индейцев, тут же женат, периодически организует их на военные действия против английских поселенцев. Разговаривает на языках племен. Индейцы не только относятся к нему с уважением как к хорошему охотнику и воину - с ним постоянно находится олень, живет в его вигваме, как домашний питомец. Это признак расположения свыше. Однажды что-то случается олень бодает француза в бедро, большая потеря крови, через пару дней француз умирает.
Вся эта романтика - конец восемнадцатого века. Так что и двухлетнее пребывание Сертория и Суллы среди германцев (в довольно сходных обстоятельствах) не так уж и невозможно себе представить, не говоря уж о ручном белом олененке Сертория.